Make your own free website on Tripod.com
К предыдущей главе К содержанию К следующей главе



РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ

Ю. Б. Марголин на Западе
Статьи и обращения 1946-1954

1951-2.  Ю. Б. Марголин Предисловие к "Парижскому отчету"
 От автора - 20 лет спустя

    Ровно 20 лет тому назад происходил в Париже процесс, отчет о котором читатели найдут ниже.
    На этом процессе я был одним из главных свидетелей.
    Процесс был, в общем, игнорирован израильской прессой, несмотра на то, что израильский журналист и русский еврей, житель Тель-Авива, автор известной книги о советских лагерях, принял в нем столь заметное участие. Может быть, не "несмотря на", а именно - поэтому. - Неприятно, чтобы еврей, я к тому же израильский гражданин, выступал на процессе, раздражающем советское правительство, и к тому же, совместно с не-евреями...
    По возвращении из Парижа, я написал этот "Отчет" для доклада на собрании общества "МАГЕН", куда меня пригласили рассказать об этом процессе. Я был немало удивлен, когда, явившись на доклад, нашел маленькую комнату, где сидела группа членов правления об-ва "маген", человек 10-15. Я рассчитывал на аудиторию побольше, но ее не нашлось для меня в Израиле.
    Впоследствии рукопись "Парижского отчета" была предана забвению. Но недавно, перебирая старые бумаги, я нашел ее и перечел.
    Многое изменилось за 20 лет. Кому еще интересна летопись старых боёв? Какое значение имеет этот отчет сегодня? Не без колебания я предоставил этот текст человеку, который решил опубликовать его, как он был написан весной 1951 года, по-русски - для молодежи, прибывающей из сов. России.
    Эта молодежь иногда чувствует, что борьба русского еврейства не находит должного отклика в Израиле. Мы, старые, это знаем уже более 20 лет, я знаем, какой теперь достигнут колоссальный, хотя и недостаточный, прогресс по сравнению с тем, что было.
    Тема о лагерях и о евреях в лагерях была и раньше "табу" много лет. Факт, что "Парижский отчет" не мог быть напечатан в Израиле, как и многие другие моя статья, как я моя книга о советских лагерях принудительного труда...
    Мотивы, которые в свое время действовали против темы о советских местах заключения (и целом поколении еврейских активистов, сионистов и несионистов, погибшем я погибающем по сей день) - эти мотива действуют и сейчас, когда речь идет об общем положения советского еврейства в наше время.
    В основе - это крайняя осторожность (чтоб не сказать больше) в отношении советского Правительства и советской идеологии - как у тех, кто понимает, что преследование еврейской культуры и национального движения неотделимо от всей целости советского строя, так и у тех, кто, не понимая, это чувствует, и потому избегает открытого сопротивлении коммунизму, как таковому.
    Люди эти и круги неизбежно приходят к затушевыванию отрицательных явлений, вытекающих из его сущности, а преследование евреев в Сов.Союзе стараются истолковать как "недоразумение" или нарушение советской законности.
    "Парижский отчет" - страница из хроники борьбы за честность и ясное мышление в этом вопросе. Евреи Норман и Морган были моими противниками на этом процессе. Всегда находятся евреи, задерживающие или смягчающие протест против коммунизма - даже когда речь идет о центральной проблеме еврейского существования.
                                                                                           Ю.Б.Марголин, 1970


К предыдущей главе К содержанию К следующей главе